Круты 1918 | Пять стадий принятия патриотического кино

Художній фільм за реальною історією бою на залізничній станції Крути взимку 1918-го року. На тлі доленосних подій в країні двоє братів Андрій і Олекса Савицькі закохуються у прекрасну Софію. Більшовики підступають до Києва, місто наповнене «червоними» агентами. Уряд УНР кидає на боротьбу з ворогом усі боєздатні частини армії, включно з юнкерами і студентами. Чотири сотні юнаків стають проти 4-тисячного добре озброєного війська.

  • Студія: Good Morning Film
  • Оригінальна назва: КРУТИ 1918
  • Старт в Україні: 07.02.2019
  • Жанр: історичний екшн
  • Тривалість: 110 хв.
  • Вікові обмеження: 12+ 
  • Режисер: Олексій Шапарєв
  • У ролях: Євген Ламах, Надія Коверська, Андрій Федінчик, Олексій Тритенко, Олександр Піскунов, Дмитро Ступка, Остап Ступка, Наталя Васько, Роман Ясіновський

29 января (хотя, похоже, что всё-таки 30-го) 1918 года произошёл бой у железнодорожной станции Круты — между отрядами Украинской Народной Республики и советской армией.

29 января 2019 года — в Киеве состоялся форум “Від Крут до Брюсселя” на котором действующий Президент Украины Пётр Порошенко заявил, что он будет участвовать в выборах.

29 января 2019 — в кинотеатре “Киев” состоялась премьера украинского фильма “Крути 1918“. В широкий прокат фильм выйдет 7-го февраля.

Третье по счёту событие является наименее травмоопасным, но связь с первыми двумя не гарантирует, что вы получите удовольствие.

Кот Шредингёра — одновременно и жив, и мёртв. Украинский исторический фильм — одновременно такая долгожданная правда (!) — и в тоже время — “ну вы же понимаете, это художественный фильм”(с). Очень удобно.

Акт первый. Отрицание

Фильм “Круты 1918” — год вынесли в название фильма, а то вдруг зритель перепутает с какими-нибудь другими событиями в Крутах — должен был выйти 6 декабря 2018 года, но затем релиз перенесли к 101-летней годовщине событий. Ожидалось, что премьеру фильма в кинотеатре “Киев” посетит лично Пётр Порошенко. Не сложилось, премьеру гуляли без него. Судя по президентскому инстаграму, главный продюсер страны посмотрел фильм ещё в ушедшем 2018-м. “Українські режисери цього року теж можуть похизуватися якісними та патріотичними стрічками”, — ласково пишет копирайтер гаранта.  Приятно всё-таки, когда в тебя кто-то верит.

Фильм начинается с нехитрого приёма. Украинский солдат в наши дни приходит к мемориалу Героев Крут. Солдат раскрывает небольшой блокнот с различными набросками — и вот мы в уже 1918 году на Софиевской площади.

Симон Петлюра (его играет Дмитро Ступка) объявляет толпе, что всё плохо, красные наступают — и время записываться в войска. Сказано — сделано. Нас знакомят с группой молодых людей, которым и предстоит — это не спойлер — погибнуть под Крутами от рук большевиков. Хотя сложно сказать, что нас с кем-то знакомят — на экране студенты, которые перебивая друг друга вступают в курень. В дальнейшем из будущих участников боя все равно можно будет различить только двух персонажей — студента Андрея Савицкого (Евген Ламах) и гимназиста Григория Пипского (Александр Олексенко). Григорий — хрупкий, нежный юноша, котороый поёт в церковном хоре и не создан для войны. У этого героя был реальный прототип и в фильме он выполняет роль локомотива драмы.

Вскоре в кадре появляется брат Андрея Савицкого — Олекса. Выясняется что их отец не кто-нибудь ,а целый генерал армии УНР. Вот только братья идут по жизни разным курсом — Олекса идёт по стопам отца,  а вот Андрей, эдакий подлец, растёт пацифистом и служить не собирается. Но продолжается это недолго, так как вечером генерал с красивыми усами покажет сыновьям кинохронику взятия большевиками Харькова. Андрей сразу всё поймёт — и на утро сам прибежит в курень. “Побачив дещо” — объяснит друзьям он свою мотивацию. Так в герое умирает самый нестойкий украинский пацифист — и рождается герой.  

Акт второй. Гнев

В фильме “Крути 1918” можно выделить две с половиной сюжетных линии.

Первая — линия студенческого куреня и, собственно, бой. Эта часть фильма претендует на историчность.

Вторая — линия Олексы и его отца, попытка шпионского детектива в сеттинге УНР. Увы, но она часть сюжета настолько шпионская, что перехитрила даже монтажера и зрителя. Выдуманная борьба спецслужб включает в себя перестрелки, драки, интриги и даже один сюжетный твист. Кроме этого, на экране появляется ещё один Ступка — на этот раз Остап, он играет одного из большевиков. Любопытный факт: десять лет назад уже выходил фильм в котором вместе играли сын и внук Богдана Ступки. Это был фильм “Мы из будущего — 2”. Вот только там Остап играл украинского повстанца, негативного, мерзкого персонажа, а его сын — заблудшую душу, молодого украинского националиста из 21-го века, который менял свои взгляды после фантастического перемещения в годы Второй Мировой. Теперь же младший Ступка играет Симона Петлюру и на пресс-конференции рассказывает, что в 2009-м он был молод и хотел играть в кино.

Также в фильме есть намёк на любовный треугольник между Андреем, Олексой и девушкой Софией. Правда ему уделяется  немного времени и исполнительница главной женской роли картины Надежда Коверская настолько сильно переигрывает (или недоигрывает), что лучше бы линий в фильме осталось две.

Отдельная изюминка фильма — Евген Нищук. Министр культуры Украины играет отца Григория Пипского. И пускай пан министр появляется лишь в двух эпизодах, можно наконец вслух говорить о первом современном феномене украинского кино — Проклятии Нищука.

Известно, что герои голливудского актёра Шона Бина редко доживают до конца фильма. В нашем же случае до конца фильма не доживают те персонажи, которые тесно связаны с героями Нищука. Например, в фильме “Киборги” Ахтема Сейтаблаева умирает близкий друг священника, которого играет Нищук. В фильме “Тайный дневник Симона Петлюры” министр сыграл Владимира Винниченко. По итогу в картине гибнет, собственно, сам Петлюра и репутация человека, который подбирал для Винниченко-Нищука искусственную бороду. В “Крутах” Нищук играет отца одного из гимназистов… Итог, к сожалению, предсказуем.

Акт третий. Торги

А теперь две новости. Хорошая — в фильме “Круты” есть один интересный герой. Так себе новость — это Михаил Муравьёв, командир Красной Армии. Главный антагонист фильма. Его играет актёр Виталий Салий.

Впервые зритель видит Муравьёва в ванной. Ванной бронепоезда, которую он принимает между слушанием военных маршей на патефоне и употреблением морфина внутривенно. Кроме этого Муравьёв:

— играется с детской железной дорогой;

— стреляет из ракетницы на ходу бронепоезда с криком “Ура!”;

— ловит наркотический трип, словно герой Ирвина Уэлша;

— носит солнцезащитные очки, как Вуди Харрельсон в фильме Оливера Стоуна “Прирожденные убийцы”;

— перед боем звонит на станцию Круты и ведёт светские беседы с командиром УНР Гончаренко

—  и многое другое.

Вот так и вышло, что антигерой фильма оказывается обьёмнее и ярче всех остальных вместе взятых персонажей. Только из эпизодов с ним можно смонтировать милую комедийную короткометражку о красном командире, известного своей кровожадностью.

С ним и предстоит столкнуться курсантам после краткого курса военной подготовки. Стрелять толком умеет только Андрей Савицкий. Этот вчерашний пацифист оказался лихим пулеметчиком.

Акт четвёртый. Депрессия

Если у одной соседней нам страны есть два союзника — армия и флот, то союзники украинского патриотического кино -съемки с коптера и эффект слоу-мо. Последнее присутствует даже в сцене чистки картошки провинившимися курсантами. Но враг подошёл с   неожиданной стороны — нас подвела компьютерная графика. По сюжету фильма на экране неоднократно появляется и бронепоезд Муравьёва и УНР-овский эшелон. И все они нарисованы очень плохо, как будто в польском шутере из нулевых. При этом неясно, зачем тогда этих эпизодов настолько много. Почему бы их максимально не сократить?

Бюджет фильма составил 52 миллиона гривен, из которых половина - государственные.  

Бюджет фильма составил 52 миллиона гривен, из которых половина - государственные.  

Быть может фильм проявит себя в батальных сценах? Нет. Бои между курсантами и красными сняты крупными планами и смонтированы настолько динамично, что скорее укачают зрителя, а не вызовут ощущение масштабности. На фоне — эпичный саундтрек, который местами,переходит в украинский гимн.

Как и в школьном учебнике истории, после боя с красными большая часть УНР-овских войск эвакуируется эшелоном, но около трёх десятка курсантов остаются на станции в темноте.

Бывший пацифист, а ныне пулемётчик Андрей Савицкий тоже успевает заскочить в эшелон, но вскоре решает вернуться пешком в Круты. Невероятным образом Савицкий телепортируется обратно на станцию и становится свидетелем расправы красноармейцев над курсантами.

Подобные телепортации из ниоткуда в никуда в фильме не редкость. Создатели фильма на пресс-конференции несколько раз уточняли, что “в том самом моменте должна была быть ещё одна сцена, но её вырезали при монтаже”.  Из-за этого зритель скорее всего поймёт лишь основную линию фильма. Но это касается лишь локального зрителя.

Нюанс — пока курсанты дрожат от холода в свою последнюю ночь, зритель услышит песню “Холодно” в исполнении Христины Соловий. Ту самую песню “Океана Эльзы”. Ведь как известно, если в украинском фильме нет песни Святослава Вакарчука, то это не украинский фильм.

Акт пятый. Принятие

После пресс-показа картины одна из коллег спросила меня, чем же закончился фильм, так она не смогла досидеть до конца. Можно было пошутить, что свадьбой, но правда бы все равно сплыла. Кульминация фильма — это расстрел курсантов.

Осторожно. Дальшё ещё больше субъективных выводов.

Худшее, что можно чувствовать в момент расстрела Героев Крут — это безразличие. Не к самим Героям Крут, к их художественному образу. Их не жалко. За весь фильм нас толком ни с кем из них не знакомят, кроме Пипского, которому отец-Нищук дарит шарфик. Этот шарфик должен был греть шею гимназисту, а фактически режиссёр Алексей Шапарев этим простреленным шарфиком пытается выдавить из зрителя хоть что-нибудь, хоть капельку сочувствия.

А по итогу имеем двухчасовой скучный фильм с распадающимся сюжетом, но зато с соответствием “генеральной линии”. Две минуты на экране Евген Нищук, две минуты — Петлюра-Ступка. Ещё минут семь на условную “любовь”, которые тянутся вечно из-за   неудачной игры Надежды Коверской. Ещё минута плохо нарисованных поездов и патриотическое “кольцо” в начале и конце с современным украинским солдатом. Добавьте к этому запутанную, но не особенно интересную шпионскую линию и парочку добрых плевков в сторону восстания на заводе “Арсенал”.  А фильм идёт 110 минут.

Конечно, и для этой картины найдётся зритель. И опять найдутся те, кто будет с восхищением предлагать показывать этот фильм в школах и университетах. Даже покажут по телевизору, но, скорее всего, один раз, на День Независимости, например. Или в день вооружённых сил.

Стоит признать, “Крути 1918” — не самый худший украинский патриотический фильм. И, что особенно обидно, далеко не последний.  Как минимум, он получился лучше, чем “Тайный дневник Симона Петлюры“. Зато фильм Янчука был гораздо смешнее, хоть это и не было запланировано.

Беда даже не в том, что «Крути 1918» — это агитка. Это некачественная агитка. Пропагандистский плакат в котором главный хулиган привлекательней хороших парней.

Проиграть видео