Как чокнутые | Рецензия

Дано: две пациентки психиатрической лечебницы. Задание: сбежать из клиники. Вывод: кажется, где-то такое уже было. Впрочем, «Как чокнутые» Паоло Вирдзи не претендует на величие, но забрал награды премии «Давид ди Донателло» в количестве пяти штук.

Две женщины, Беатриче и Донателла сбегают из клиники для душевнобольных людей. Для одной эта поездка — приключение, для второй — шанс увидеться с сыном, которого отдали чужим людям. В результате, побег превращается в череду комичных и драматичных моментов.

Валерия Бруни-Тедески в образе Беатриче, эксцентричной дамы, которая не замолкает ни на минуту, с первых кадров влюбляет в себя зрителя. Ее энергия, бьющая через край, становится заразительной. Экранную пару Бруни-Тедески составляет Микаела Рамаццотти. Донателла угрюмо молчит в начале фильма, косо смотрит на окружающих и предпочитает общаться исключительно с новоиспеченной подругой, пусть та ее и раздражает безудержным весельем. Каждая тащит за ручку чемодан с приличным багажом прошлого, но раскроет его только под конец.

 

Пусть картина начинается в не самом увеселительном заведении, колоритная главная героиня сразу же впрыскивает в кадр максимум задора и энергии. Беатриче носится по территории лечебницы, вихрем врывается в комнаты, сносит других постояльцев на своем пути, постоянно курит и тараторит, как заведенная. Настроение Беатриче, хвастающейся каждой прохожей во дворе кошке, что она графиня-миллиардерша, меняется в считанные секунды: вот она заливается смехом и тут же злостно хлопает дверью. Ведь аристократка уверена, что лечебница — это ее особняк, который она великодушно дала в пользование.

Когда в клинике появляется неформалка Донателла, покрытая татуировками, и ковыляет с разбитым лицом мимо Беатриче, бывалая пациентка берет замкнутую девушку под крыло, хочет она того, или нет. Они обе жаждут свободы. Им нужно вырваться не столько за стены лечебницы, сколько из своих липких мыслей о прошлом, в котором каждая успела натворить делов на мемуары.

 

Подруги становятся друг для друга спасательным кругом, который неожиданно обнаружился в трюме тонущего корабля. Отчаянно хватаясь за шанс исправить былые ошибки, посмотреть в глаза тем, кто от них пострадал, Беатриче и Донателла видят друг в друге себя из той, иной жизни. Они обе слабы, устали и больше не могут заставлять себя смеяться в одном случае, и молчать — в другом. Им не нужно бежать вперед, чтобы достичь вожделенной свободы. Достаточно оглянуться назад и без страха смотреть на то, кем они есть и почему они здесь.