Cineast Logo

Форма воды | Рецензия

Любовь, монстры и гниющие пальцы

Гильермо дель Торо снял сказку для взрослых про красавицу и чудовище, но добавил старое доброе ультранасилие и черный юморок

Фильмы мексиканского режиссера почти всегда узнаваемы, но не всегда хороши. Монстры и чудовища, эстетика и мораль кочуют из картины в картину. Добрались они и до «Формы воды», которая принесла Гильермо дель Торо «Золотого льва» и «Золотой глобус» за режиссерскую работу.

В «Форме воды» мы видим немую Элизу (Салли Хокинс), живущую в Балтиморе 60-х годов. Утром она готовит себе ланч и пока варятся яйца, мастурбирует в ванной. Элиза заносит часть ланча живущему по соседству престарелому гею (Ричард Дженкинс), опаздывают на работу в военную лабораторию и до вечера усердно моет полы с темнокожей подругой Зельдой (Октавия Спенсер). Скучная жизнь немой уборщицы становится «веселее», когда исследователи завозят человека-амфибию (Даг Джонс).

Военные всячески истязают «объект» изучения, стремясь его приручить. Если не выйдет, амфибии перережут жабры. Сердобольная Элиза, конечно, же не приемлет подобного зверства. Она уже успела прикормить крупную рыбу вареными яйцами. Помешать уборщице могут только деспотичный полковник Ричард Стрикленд (Майкл Шеннон) или КГБ-шники во главе с Михалковым (хорошая шутка).

Абсолютно простой сюжет, без каких-либо неожиданных поворотов, скучать не дает. Дель Торо вовремя включает в мелодраму шпионский триллер и разбавляет все это натуралистичными жуткими сценами с кровищей. Вот в кадр на несколько минут зашел Тарантино, а вот мы опять смотрим «Амели» с элементами мюзикла.

Танцы Салли Хокинс и отсылки к «золотой эре» Голливуда – хорошо, но гораздо интереснее сами персонажи. Странность и непосредственность актрисы как нельзя кстати вписывается в типаж героини. Хокинс играет мимикой и жестами. И даже если бы то, что она показывает не озвучивали, догадаться о чувствах и мыслях героини в конкретный момент очень просто.

Окставия Спенсер в роли подруги Элизы играет ту же роль в сотый раз, вызывая чувство дежавю. Майклу Шеннону тоже не впервой перевоплощаться в злодея, но как же он это делает! Отвратительный, мерзкий полковник, писающий без рук, — концентрация отрицательных черт. Он тиран и деспот, упивающийся властью. Стрикленду чужды сочувствие и жалость, ему важна только своя дубинка и длинный кадиллак. Даже гниющие пальцы его не смущают, когда нужен результат.

А результатом станет либо покорная амфибия, либо мертвая амфибия. Пока полковник все больше превращается в чудовище, морской «монстр» приобретает человеческий облик. Вчера он отгрыз голову коту, а сегодня премило с ними играется. Даже заходит в старый кинотеатр этажом ниже квартиры Элизы и смотрит старый пеплум.

Проиграть видео

Одновременно сентиментальная и драматичная «Форма воды» говорит о давно известных вещах: добре, зле, любви и принятии инаковости. Фильм не превращается в заезженную пластинку с финальным «мораль сей басни такова», хотя и рискует. Особенно рискует в финале – самом слабом месте картины. Но ее плюсы позволяют закрыть на это глаза. Дель Торо удалось опять создать уникальный мир. В красочных деталях обитают прекрасные монстры, к которым автор питает неприкрытую любовь.

И не только к ним. Режиссер остается на стороне притесняемых меньшинств. Недаром «вселенское» зло в «Форме воды» воплощает белый жестокий мужчина у власти, а противостоят ему немая девушка с темнокожей подругой, сосед-гей и русский ученый-шпион, приверженный принципам. Гильермо дель Торо попутно успевает затронуть актуальные темы дискриминации, расизма и сексизма, рассказывая о второстепенных героях.

Главной же линией остается любовь человека к другому существу, будь оно даже с жабрами как у твари из Черной лагуны из одноименного фильма. В человеке-амфибии, не способном говорить, Элиза видит себя. Это отражение привлекает ее гораздо больше, чем привычная жизнь, и она готова наполнять водой всю ванную комнату, лишь бы почувствовать любовь.