Бабин Яр, Хржановский и квесты

Хороший разбор ситуации с Бабьим Яром от Максим Щербина.

Но в нём не прозвучала одна важная мысль, которая, на мой взгляд, является ключевым аргументом против идей Хржановского как худрука мемориального комплекса. Без использования этой идеи всё, сказанное Максом, можно с т. зр. Хржановского оспаривать. И иногда даже успешно.

Мысль эту очень чётко артикулировали в тематическом подкасте Meduza “Что случилось”. И, кажется, она была в открытом письме сотрудников Бабьего Яра. Мысль о том, что одной из важнейших и необходимой задачей мемориального комплекса есть сохранение памяти о жертвах и сохранение достоинства жертв трагедии.

У Хржановского этого нет. А без сохранения достоинства жертв не может быть мемориального комплекса. Юлия Куклина справедливо замечает, что сохранение достоинства вообще редко обсуждается в украинском обществе по причине отставания от развитых обществ Западной Европы и США. Его, например, никак не поднимают в теме медицинской реформы. Его не обсуждают в контексте полицейской реформы. Немножко, но всё же появилось в образовательной реформе. В общем, это первый ключевой момент во всей этой дискуссии.

Второе, и тоже не сказанное Максом, да и вообще не встреченное мной нигде в многочисленных текстах о ситуации с Бабьим Яром и Хржановским… Почему-то главным вопросом дискуссии стала уместность или моральность концепции предложенной Хржановским для Бабьего Яра. Мол, он художник, он так видит, но это не место и не время для художественных высказываний. Хотя художественное ли это высказывание? Когда я прочитал его концепцию, то я понял, что он пытается сделать такое: “Большая дорогая квест-комната”. Потому что все описания “погружения”, “взгляда с разных сторон”, “проживания ситуации”, это всё и есть сраная квест-комната, которых тысячи по Украине на разный вкус. Есть там и психушки, и тюрьмы, и Третий Рейх, и металлургические заводы, если кто-то хочет побыть денёк сталеваром. Ничего концептуально нового, художественно ценного за пределами идеи квест-комнаты Хржановский не предложил. И я не вижу, что тут можно до сих пор обсуждать.

А если теперь соединить идею о сохранении достоинства жертв трагедии и идею квест-комнаты про Холокост, то можно просто отправить Хржановского создавать свою квест-комнату в любом другом месте, ведь для него важно погружение и сконструированное прошлое — его можно воссоздать где угодно. А у Бабьего Яра другая задача.

Забросы же про моральность Дау, гражданство и тем более национальность Хржановского кажутся мне признаком невежества говорящего.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.