Доктор Кто | Рецензия на сериал, 2-й сезон

Второй сезон Рассел Т. Дэвис решил открыть специальным рождественским выпуском — с тех пор выпускать в Сочельник отдельную часовую историю о пришельцах в Лондоне стало традицией. В «Рождественском вторжении» Доктор, прошедший через не очень удачную регенерацию, практически всё время проводит в постели — он никак не может привыкнуть к своему новому телу, да и Роуз тоже. Но его спутники постоянно его беспокоят, а Микки и вовсе умудряется чисто по-английски залить всё чаем в самый неподходящий момент. Доктор под действием паров танина просыпается, отправляется к самому главному пришельцу, устраивает ему разнос по дипломатической линии и даже участвует в поединке на мечах.

Но настоящего Доктора мы видим в самую последнюю минуту, когда Харриет Джонс поступает, как истинный премьер-министр и исключительно жестокий человек. Избиратели дружно бы устроили ей овацию за такой поступок, но не таков Доктор — его принципы нарушены, его вера в людей оскорблена и Вселенная стала беднее на множество жизней. Он задушил бы премьер-министра собственными руками, если бы был слабым человеком, но он спускает Харриет с пьедестала, всего лишь сказав шесть слов её секретарю. Вот он — настоящий Доктор, способный свергать правительства и менять орбиты планет, но неспособный дать пощёчину подлецу. Он беззаветно любит человечество за его ум, любознательность, эмоциональность и готовность к самопожертвованию, но он прекрасно знает и презирает в человеке жажду власти, жестокость, ксенофобию и традиционализм. Он изгоняет армаду завоевателей, крича вслед: «Эта планета под защитой», и никто не смеет ему возразить. Человечество — это его личный крест.

Доктор Дэвида Теннанта становится намного более близким человеком для Роуз, и их отношения беспокоят фанатов на протяжении всего сезона. У Роуз на горизонте постоянно маячит Микки, а практически бессмертный Доктор не может себе позволить сближение с обычной женщиной. Их нежная дружба заметная для всех — и для мамы девушки, и для Микки, и для врагов — в одной из серий даже бесчувственные далеки спрашивают Доктора — сможет ли он спасти любимую женщину? И Доктор спасает, но признание в любви подождёт. Тем более, что впереди у главных героев ещё много романтических эпизодов — и не только друг с другом.

Тем временем, сюжетная арка второго сезона — слово «Торчвуд» — постоянно напоминает о себе. В серии «Клык и коготь» Доктор и Роуз спасают королеву Викторию от банального, в общем-то, оборотня, и Виктория приказывает создать в Великобритании специальный институт для защиты от инопланетных существ — и Доктора в том числе. Институт называют «Торчвуд», и его работа становится главной темой всего сезона, в то время как на BBC начинается показ одноимённого сериала, ставшего спин-оффом «Доктора». Причиной этому стала сумасшедшая популярность эпизодического персонажа из первого сезона — Джека Харкнесса, который носил военное пальто и соблазнял Роуз на крыле звездолёта. Джек становится главным героем «Торчвуда» и одним из самых частых спутников Доктора, и это сотрудничество оказывается выгодным для обоих — Джек и Доктор ну очень разные. Повелитель Времени с пацифистскими принципами выглядит на фоне сексуального, агрессивного, храброго и самовлюблённого Джека форменным занудой. А любовь к афёрам и прогрессивная бисексуальная ориентация Джека и вовсе делает Доктора чуть ли не целомудренным буржуа. Но на самом деле Джек должен быть контрастным фоном, на котором личность Доктора становится более ярко выраженной. В конце сезона мы видим, что Джек готов отчаянно сражаться за своих друзей, но самые большие жертвы должен принести, конечно, Доктор — это пока ещё его сериал.

И, хотя, арка второго сезона была определена вполне чётко, всё же он более подходит под концепцию самостоятельных серий, чем любой другой. Доктор и Роуз путешествуют в будущее и прошлое, и время для экзотических пришельцев и игр со временем закончилось — темой почти всех эпизодов становится человеческая природа, отношения и внутренняя стойкость человека. Один из ключевых эпизодов сезона — «Девушка в камине». Доктор, Роуз и Микки попадают на заброшенный космический корабль, в котором установлены порталы в Версаль XVIII века. Доктор проходит через камин в абсолютистскую Францию, знакомится с девочкой и возвращается к друзьям. Зайдя в портал спустя десять минут, он видит ту же девочку, но уже спустя несколько лет. Он её видел несколько мгновений назад, но она его помнила долгие годы. И вовсе не разгадка тайны этих порталов, вовсе не история пришельцев, противостоявших Доктору в этой серии, а чувство к таинственному мужчине из камина, которое девушка хранила в себе десятилетиями, её прощальное слово к любимому, лёгкий английский юмор в сценах с лошадью, и вообще — удивительная стилистика этого эпизода принесли «Девушке в камине» несколько премий в области фантастики и телевидения, в том числе и Стивену Моффату, как сценаристу.

Также в сезоне были и так называемые «доктор-лайт» серии (то есть те, в которых основная роль отдана не Доктору) и совершенно отдельные истории, в которые Доктор попадал «проездом» — это «Любовь и монстры», «Бойся её», «Фонарь идиота». Были и ключевые серии — те, в которых Доктор противостоял извечным врагам — далекам и киберменам. Но лично мне наиболее запомнился диптих «Невозможная планета» / «Бездна Сатаны». Во-первых, здесь есть пугающая и завораживающая история о заточённом на орбите чёрной дыры древнем звере. По легенде, он был здесь ещё до появления Вселенной, и стал прообразом дьявола в различных религиях. Из всех врагов Доктора этот кажется одним из самых страшных. Во-вторых, здесь впервые показаны замечательные ууд. Их покорность, мудрость, незлобливость и оригинальный внешний вид запали в душу и создателям и зрителям настолько, что ууд ещё неоднократно появлялись в различных сериях различных сезонов — как друзья Доктора и как живое воплощение его совести. В-третьих, в этой серии нашлось место для долгих разговоров — и у входа в таинственную шахту, и перед лицом зверя. Здесь Доктор, впервые со времён «Городского бума», мог развёрнуто высказаться о людях, о морали, о долге, о жизни вообще, и слушать эти разговоры — одно удовольствие.

Десятый Доктор вообще становится более склонным к философии и сильным моральным выводам. В этом плане второй сезон уходит далеко вперёд от изображения забавных монстров и временных парадоксов. Дктор постоянно сталкивается лицом к лицу с отвратительными проявлениями эгоизма, жестокости и глупости — он превращается в морального авторитета, который, кажется, остаётся единственной надеждой на то, что обитатели Вселенной не уничтожат друг друга в стремлении отстоять свои интересы, защитить культуру от внешних влияний и нанести превентивный удар. Если искать в Докторе критику нынешнего дня, критику не отдельных явлений в обществе, а его устройства вообще, то начинать стоит именно со второго сезона. И даже несмотря на пронзительную сцену прощания с верной спутницей в финале, всё же этот сезон запоминается благодаря более взрослому, более строгому и более грустному Доктору — несмотря на все его «Alonsy!» и «Molto Bene!». И этот сезон мог бы быть вершиной «Доктора Кто», если бы не было третьего сезона.