Наемник (1968) | Хороший, плохой, клоун | Мнение

Жанр: спагетти-вестерн

Режиссер: Серджо Корбуччи

В главных ролях: Франко Неро, Джек Пэланс, Тони Мусанте.

Фильм, отсылки к которому можно найти в «Убить Билла» и «Джанго Освобожденный». Входит в топ-20 любимых спагетти-вестернов Квентина Тарантино. 

Для пародии на жанр «Наемник» слишком серьезен и безразличен к человеческой жизни. Для классического спагетти-вестерна в нем много самоиронии. Интересно – постоянное метание из крайности в крайность совершенно не вредит фильму. Даже наоборот. 

Не скатиться в откровенную буффонаду фильму помогает музыка Эннио Морриконе. Эта, в разных своих частях, плутовская, пафосная, тоскливая и одновременная помпезная музыкальная тема, конечно же, влияет на настроение и на общее восприятие сцен. Не удивительно, что эту тему забрал к себе в «Убить Билла» Квентин Тарантино. 

Впрочем, у фильма хватает достоинств и без помощи итальянского композитора.

– Любишь молоко?

– Не очень.

– Стакан молока джентльмену.

Поляк Сергей Ковальски (Франко Неро) – типичный «хороший». Метко стреляет и дорого продает услуги. Его нанимают два мексиканца, чтобы он перевез для них партию серебра.

Керли (Джек Пэланс) – типичный «плохой». Жулик и убийца, который вместе с подручными решает проследить за поляком. Местами это почти опереточный злодей, а местами очень даже серьезный антагонист. 

Пако Роман (Тони Мусанте) – типичный… мексиканский крестьянин, случайно ставший лидером революции. Встреча с Ковальски оказывается для него счастливой – поляк помогает выйти из весьма сложной ситуации, а после и вовсе становится «серым кардиналом» революции. 

Режиссер Серджо Корбуччи непрестанно шутит. Над революций, религией, персонажами. Например, для того, чтобы зажечь спичку и прикурить, главный герой использует: шляпу, человеческое ухо, бюстгальтер проститутки, подошву ботинка висельника, патрон в патронташе, перила, голую ступню пьяного революционера и зубы. Ковальски вообще весьма ироничный персонаж. Например, он читает лекцию о революции и Симоне Боливаре, в которой наглядными пособиями выступают голова и обнаженная филейная часть пьяной мексиканки.

Все это веселье происходит на фоне расстрелов революционеров или массовых убийств солдат. Так, карнавал заканчивается резней, в которой не последнюю роль играет женщина в образе Иисуса. «Иисус – это женщина, и она стреляет из пулемета» – неплохое название для фильма категории B.  

В какой-то момент я понял, что смотрю практически фильм Тарантино, только снятый до Тарантино. 

Юмор Корбуччи весьма неоднороден – сальные шутки преобладают, но бывают и очень тонкие остроты.

– Верните мне землю. Сдерите с него шкуру.

– Что он тебе сделал?

– Не знаю. Он государственный чиновник.

Сцена на арене напоминает финальную дуэль в другом, культовом спагетти-вестерне «Хороший, плохой, злой». Только здесь под музыку Морриконе сходятся хороший, плохой и клоун. Да, в какой-то момент карьера лидера революции не задалась. «Лучше – живым клоуном, чем мертвым героем», – философски размышляет об этой метаморфозе поляк. 

Кстати, эпизод с цветком из сцены на арене Тарантино позаимствовал для фильма «Джанго Освобожденный». Не поленитесь глянуть оригинал, он того стоит. 

Если говорить о съемке, то это, конечно, авторское кино, пусть даже и в таком далеком от почитания жанре, как спагетти-вестерн. В «Наемнике» я вижу предтечу того стиля, который впоследствии Тарантино отшлифует до блеска. А заодно отправит героя фильма «Однажды в… Голливуде» Рика Далтона сниматься у Корбуччи.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.