Профессия: второй режиссер. Мила Родина

Профессия: второй режиссер. Мила Родина

Мила Родина – выпускница Института кино и телевидения Киевского национального университета культуры и искусств (специальность – «режиссер телевидения»). Снимала музыкальные клипы для группы Cosmopolis, документальные фильмы, расследования и реалити для телевидения, работала вторым режиссером в ряде проектов, среди которых – музыкально-комедийный боевик «Шляхетні волоцюги». В интервью Cineast Мила Родина рассказала об особенностях работы второго режиссера и своем опыте в профессии.  

– До знакомства с тобой я не задумывался о том, кто такой второй режиссер и чем он занимается. Расскажи, пожалуйста, о своей работе.

– Если первый режиссер в большей степени занимается творческим трудом, то второй режиссер – организационными моментами. Это включает знание внутренних процессов, умение руководить и налаживать четкую работу всех департаментов. В тоже время эта работа подразумевает хорошее владение сценарием, умение правильно ответить актеру на вопрос по его персонажу. Также второй режиссер следит за таймингом съемочного процесса. Если первый режиссер работает с актерами первого и второго плана, то второй – должен уметь поставить работу третьего и четвертого планов. 

В сериальном производстве второй режиссер в основном работает с актерами массовых сцен и групповкой (актеры массовки, у которых есть фраза, возглас или крупный план в фильме, – ред.). На полных метрах и на телефильмах он может разводить вторые планы – если режиссер-постановщик полностью доверяет своему второму в этом вопросе. Иногда встречаются в сериальном производстве такие позиции, как режиссер массовых сцен, который и ставит сам весь задний план. Но эта должность встречается достаточно редко, так как под нее нужна дополнительная зарплата. Когда бывают сложные проекты, и первый режиссер зашивается – допустим, много персонажей, а времени мало – то второй режиссер может в таком случае заниматься эпизодниками.

В моей практике был случай, когда я, работая вторым режиссером, в одной из смен занималась также и первым планом. Произошел конфликт между режиссером и съемочной группой, включая некоторых исполнителей главных ролей. В результате задачи им ставила я, а режиссер сидел на плейбеке – далеко от актеров, чтобы они его даже не видели. (Смеется)

Если речь идет о полном метре, то по-хорошему второй режиссер выступает также режиссером по планированию. На съемках длинных сериалов это две разные должности.

Съемочная площадка – достаточно большой и сложный организм. Конечно, каждый департамент сам за себя отвечает и все несут какую-то ответственность. И вот второй режиссер должен знать четко работу каждого департамента, отвечать за них и нормально организовывать их взаимодействие. Чтобы они работали слаженно, и чтобы на выходе получилась целостная картина. Второго режиссера еще называют «генералом площадки». Бывают вторые режиссеры, которые так себя называют только потому, что умеют громко кричать на площадке. Однако это не имеет ничего общего с профессией. (Саркастически ухмыляется)

– И, тем не менее, они продолжают работать, а их продолжают нанимать.

– Не стоит забывать, что во главе всего стоят продюсеры, которые не всегда понимают производственные процессы и, как следствие, нанимают таких странных специалистов. В наше время, когда каждый второй мнит себя продюсером, такие «мамкины продюсеры» порой даже и не знают должностных обязанностей второго режиссера, и не только его. Поэтому очень часто на площадках царит разброд и шатание. Ты на все это смотришь и думаешь: что происходит, куда я попала и что за кулек на люстре, как говорит мой друг.

Кстати, в моей практике был случай, когда один такой продюсер на полном серьезе говорил: «А зачем вообще нужен второй режиссер, если есть первый?» (Фейспалм) Ну, вот это к вопросу о случайных людях в кино, которых в последнее время становится все больше, к сожалению, а кинопрофессии нивелируются.

– Работа второго режиссера в Украине и, например, в США отличается. Чем?

– В Америке вообще нет такой должности, как второй режиссер. Там есть то, чего нет у нас – первый, второй и третий ассистент режиссера. В США существует четкое разделение обязанностей. Первый ассистент режиссера занимается тем, что следит за таймингом рабочего дня и нарезает задачи для второго и третьего ассистентов – и все! Остальные процессы между собой делят второй и третий ассистент режиссера. Все те обязанности, что у нас выполняет второй режиссер, у них разделены между тремя людьми. При этом зарплаты у них совершенно иные. В Штатах это очень приличные деньги, а у нас вторые режиссеры получают копейки.

Отличается и отношение к человеку, который исполняет обязанности второго режиссера. В Америке и Европе к первому ассистенту режиссера относятся так же трепетно, как и к режиссеру-постановщику. В Украине я еще застала времена, когда вторых режиссеров доставляла на площадку и с площадки  отдельная машина. Теперь же, насколько я вижу, никого не волнует, что ты будешь рано утром минимум час толкаться в общественном транспорте с кучей распечаток сценариев наперевес. Потом ты приезжаешь и пашешь двенадцать часов смены на ногах – в голове нужно держать каждую сцену, ни присесть, ни в туалет лишний раз сходить, а после еще своим ходом добираешься домой. После смены обычно хочется просто лечь на землю и притвориться безмолвной ветошью. Второй режиссер на площадке – это адовая работа. 

Подозреваю, что на съемках фильма «Шляхетні волоцюги» было не так адово. Уверен, есть что вспомнить.

– Конечно есть! Не так уж и часто случается работать на полных метрах для широкого экрана. Поэтому когда это случается, то такой опыт не забывается никогда. Это во-первых.

Во-вторых, не забудется работа над этим проектом, потому что все действие происходит во Львове, где мы и снимали. Обожаю этот город и давно мечтала провести там много времени. Мало того, что мы жили и работали во Львове, так нам еще и платили за это! Я от этого получала кайф вдвойне. 

Работая над «Шляхетними волоцюгами» у меня впервые в жизни был опыт разводить массовку на 250 человек. Это была открывающая сцена фильма и снималась она на площади Рынок. Конечно, у меня были помощники, два или три человека, так называемые «массоводы» – люди которые собирают массовку и привозят ее на площадку. Но весь задний план никто, кроме меня, не разводил. Понятное дело, что режиссер-постановщик занимается непосредственно ключевыми актерами. А все наполнение этой огромной площади было на мне, и времени было совсем немного. Помню, как вчера, как я носилась от ятки (торговый лоток, – ред.) к ятке, как раненая в одно место лань, и каждому раздавала задачи. Кто-то чем-то торговал, кто-то танцевал, кто-то с кем-то общался, кто-то пробегал. Там было много разных мелких действий. Помню, как в эту смену напрочь посадила голос, потому что слишком много общалась. В какой-то момент я позвала «массоводов» и сказала: «Давайте, ребята, я буду раздавать задачи конкретно вам, а вы – ретранслировать дальше». На удивление, все даже неплохо получилось. Надеюсь, что в моей жизни не будет большего количества массовки на меня одну. (Смеется, но глаз подергивается)    

Весело было, когда снимали все сцены с нацистами. Я понимаю, что в глобальном смысле эта тема совсем не для шуток, но мы относились к съемкам этих эпизодов с иронией. Плюс у нас же в целом вся история – это комедия.  

А еще действия в фильме происходят в 1938-1939 годах, и так как мы воссоздавали эпоху тех лет, то работали с ретроавтомобилями – какие же они были красивые! Эти прекрасные старые BMW словно сошли с картинок. В целом – проект незабываемый!  

Ты должна была работать над фильмом “Я, Ніна”. Какова судьба этого проекта?

– Мы отсняли в прошлом году материал для тизера для подачи на питчинг. Ребята его успешно прошли. В этом году меня приглашали вторым режиссером на площадку, но я была вынуждена отказаться, так как на тот момент уже взяла два проекта и третий просто физически бы не потянула. Насколько мне известно, “Я, Ніна” сейчас в подготовке.

И последний – личный вопрос. Что ты предпочтешь: снять полнометражный фильм на неинтересную тебе тему, короткометражный – на интересную тему или клип для твоей любимой группы Rammstein?

– Конечно, третье! Меня никогда не привлекала идея снимать полный метр. Я люблю короткий метр. И люблю клипы, которые похожи на короткометражки, а не «телочка в купальнике, а теперь телочка в шортиках, а теперь она в машинке, а припев у нее на берегу моря».