За что все любят «Звёздные войны». Техника

Хотя в «Звёздных войнах» кипят политические страсти и миллионы существ гибнут в религиозных войнах, у франшизы есть ещё одна сторона, которой все эти чувства и эмоции побоку. И, тем не менее, мы знаем об этой стороне куда больше, чем заслуживает реквизит и декорации в любом из других фильмов. Имя этой стороне – техника. От бластеров до звёздных крейсеров, от дроидов-ремонтников до космических станций, все они – настоящие звёзды «Звёздных войн».

Но ярче всех звёзд в шести фильмах горела, конечно же, Звезда Смерти. Причём, не один раз. Как вы помните, в трилогии приквелов Звезда появляется, как чертёж супероружия, который сепаратисты отчаянно пытаются спрятать. Разработку этого проекта начали учёные пустынной планеты Джеонозис. Именно там, на арене собрались нехорошие дядьки, чтобы полюбоваться смертью в лапах диких зверей джедаев и сенатора Амидалы. На балконе арены, рядом с графом Дуку и главой Торговой федерации в качестве «хозяина дома» находился Поггль Меньший, герцог Джеонозиса и инициатор разработки супер-оружия. Изначально Звезду хотели использовать, как разрушитель ненаселённых планет – добывать руду удобнее из астероидов, чем копаться в шахтах. Но император (он же Дарт Сидиус) нашёл индустриальному чуду куда более интересное применение.

Первая космическая станция «Звезда Смерти» имела диаметр около 160 километров, обслуживалась 1 700 000 работников и могла уничтожать по одной планете в сутки. Её печально известная вентиляционная шахта была необходима для отвода тепла от реакторов, питавших станцию. Во второй «Звезде» вентиляционную систему спроектировали куда более запутанной, да и сами размеры «шарика» увеличились – до 900 километров в диаметре. Перезарядка лазера длилась уже несколько минут, и стрелять им можно было не только по планетам, но и по крупным кораблям противника. Но, поскольку станция находилась в полудостроенном состоянии, звездолётам республиканцев не составило особого труда добраться до самого сердца «Звезды».

Самое интересное случилось спустя 3 года после выхода «Звёздных войн – 4» на экраны. NASA удалось сфотографировать спутник Сатурна Мимас, и вот как он выглядит:

И совсем недавно фотографии «Звезды» снова заполонили новостные ленты всего мира – администрация Белого Дома, рассматривающая коллективные обращения граждан, вынуждена была дать ответ 26 с лишним тысячам американцев, которые предлагали правительству озаботиться созданием такого внушительного средства обороны ради повышения военной мощи США и борьбы с безработицей. Белый Дом возразил, что постройка «Звезды Смерти» сильно скажется на бюджете страны – непросто найти 15 602 022 489 829 821 422 840 226,94 долларов в условиях экономического спада. И, во-вторых, эффективность станции, которую может уничтожить один залётный истребитель, не устраивала ни Императора Палпатина, ни президента Обаму.

Но у Дарта Сидиуса, как вы помните, были ещё непобедимые имперская армия и флот. Лично меня в детстве особенно поразили огромные «железные собаки», как я их называл. Сейчас-то я знаю, что это вездеходный бронированный транспорт AT-AT (All Terrain Armored Transport). Я думаю, многие американцы были не против, чтобы Армия США обзавелась и такой техникой, но и тут есть свои загвоздки. Вообще существование подобных шагающих машин может быть оправдано – это фактически те же танки, но лишённые их главного недостатка. Как вы, наверное, знаете, самые передовые бронированные монстры становятся беспомощными кучами железа на пересечённой местности. Шагоходы с их стальными лапами остаются боеспособными на самом изрезанном ландшафте. Но у американской армии есть равноценный ответ – «летающий танк» вертолёт. Империя же пошла именно по «шагоходному» пути. АТ-АТ были вооружены тяжёлыми бластерами и могли нести в себе десант из 40 пехотинцев. У этих тяжёлых машин были уязвимые места – днище и сочленения «ног» и «шеи», поэтому они действовали при поддержке пехоты и лёгких AT-ST, которых повстанцы ласково называли «цыплятами». Это уже был аналог лёгких танков, вооружённый противопехотным гранатомётом и бластерами. Как вы помните, в битве на лесистом Эндоре Соло, Вуки и эвоки добыли победу только захватив одну из этих футуристических «курочек».

Концепцию шагающей машины впервые предложил Жюль Верн в 1880 году в романе «Паровой дом» – у него шагали механические слоны, движимые энергией пара. А наибольшую известность в качестве боевых машин шагоходы приобрели после выхода романа Герберта Уэллса «Война миров» в 1898 году. Шагающие «треножники» Уэллса вдохновили Джорджа Лукаса на использование шагоходов в «Звёздных войнах», а портовые краны в Сиэтле подсказали дизайн AT-AT.

Республиканская армия не может похвастать особо запоминающейся наземной техникой. Зато с космическими аппаратами тут полный порядок. Основной груз славы принял на себя звёздный истребитель T-65 «X-wing», называемый среди пилотов «Крестокрылом». Главный шик своей конструкции «крестокрыл» демонстрирует и в фильмах – его четыре крыла складываются попарно при входе в атмосферу, и космический истребитель плавно превращается в привычный нам самолёт. Истребители серии «X» заменили в космическом флоте повстанцев устаревшие машины серии «Y», и, как обычно это бывает в армии, замена происходила довольно медленно. В атаке на «Звезду смерти» участвовали оба типа истребителей, но Люк Скайуокер пилотировал именно «крестокрыл». Ещё одной особенностью конструкции республиканских истребителей было гнездо для дроида серии R2. Этот робот выполнял функции бортового компьютера, штурмана и ремонтника, причём мог выходить для починки истребителя в открытый космос. На каждом из четырёх крыльев «X-wing» расположено по одной лазерной пушке, а в корпусе установлены две пусковые установки для шести протонных торпед. Именно эти торпеды и нанесли главный удар по реактору императорской чудо-станции.

Оборона Звезды Смерти основывалась на стационарных бластерных турелях, но их эффективность, как показали первые минуты сражения, была низка – турели должны были стрелять на упреждение, что в борьбе с вёрткими «крестокрылами» оказалось почти невозможным. Поэтому Дарт Вейдер лично повёл в бой звено истребителей серии «TIE». Эти машины были сконструированы исходя из жёсткой экономии – строительство Звезды Смерти сильно ударило по бюджету Империи. Они оборудованы двумя большими солнечными панелями, чтобы сократить расход топлива. Кокпит пилота был максимально аскетичен, у истребителя практически не было средств защиты и они гибли пачками. В отличие от повстанческих «крестокрылов», у имперских «TIE» отсутствовал механизм катапультирования – людей Дарт Сидиус не жалел. Кроме того, «крестокрылы» были оснащены гипердвигателями, которые позволяли каждому истребителю совершать самостоятельные прыжки от звезды к звезде. Это было необходимо для партизанской войны. У «TIE» гипердвигателей не было – в том числе, чтобы исключить дезертирство.

Однако, как вы помните, Дарт Вейдер летал на несколько видоизмененном «TIEx1». Внешне он выделялся изогнутыми солнечными панелями, а также был оборудован дефлекторным щитом, нёс протонные торпеды, и, главное, мог совершать гиперпрыжки. Эта модель использовалась крайне редко, но стала основой для дальнейшей модернизации «TIE»-истребителей в «послефильмовую» эпоху.

Из богатого набора гражданской техники в «Звёздных войнах» особо выделяются два дроида, участвовавшие во всех шести сериях франшизы. Протокольный дроид C-3PO, как вы помните, владел 6 000 000 форм общения, был очень вежлив, осторожен и обладал чувством юмора. Его память довольно часто стирали, но он с успехом возобновлял свою личность и дружбу с R2-D2. Интересно, что Дарт Мол (тот самый, который убил Квай Гон-Джинна), перепрограммировал своего C3 и создал на его основе робота-убийцу. Его приключения показаны в комиксах по вселенной «ЗВ», и суровый мачо, выглядящий точь-в-точь, как милый C-3PO, вызывает смешанные чувства.

А его лучший друг, астромеханический дроид R2-D2, стал самым настоящим героем галактики. Вообще во вселенной «ЗВ» серия дроидов R2 считается крайне успешной. Вот что говорится в рекламе этой модели: «Стандартное оборудование R2 включает две манипуляторные руки, электродуговой сварочный агрегат, циркулярную пилу, голографический проектор, встроенный грузовой отсек и огнетушитель. Плюс ко всему «Аутоматон» сконструировал своих дроидов так, что они легко поддаются адаптации и апгрейду — модифицированный R2 может нести на борту такие разнообразные приборы, как подводные пропеллеры, лазерные указатели, маневровые двигатели для невесомости, дистанционные сенсорные магнитные мины и надувные спасательные плоты». R2-D2 спасал жизнь Люку и Энакину Скайуокерам, Хану Соло, Лее Органе, Амидале и всему её двору, Чубакке, Лэндо Калриссиану и своему приятель C-3PO. Малыш R2-D2, переходя по наследству от Скайуокера к Скайуокеру действует во вселенной «ЗВ» на протяжении 170 лет. По словам самого Лукаса, из всех персонажей «Звёздных войн» больше всего он скучает именно по R2-D2: «Потому, что он герой. Он тот, кто всегда приходит на помощь в трудную минуту. Я бы хотел иметь друга, похожего на него, который всегда мог бы прийти на помощь».

И, наконец, самое известное, своенравное и разваливающееся на части «чудо техники» «Звёздных войн» – корабль Хана Соло с пафосным названием «Тысячелетний Сокол». На самом деле, в четвёртой части франшизы ему было не тысячу, а всего 60 лет. Этот грузовой корабль был создан для перевозки руды на задворках республики, но контрабандист Лэндо Калриссиан, выигравший его в карты, переоборудовал рудовозку для своих целей. Спустя несколько лет Калриссиан проиграл «Сокола» Хану Соло и тот продолжил модернизацию. Корабль был оснащён слабенькими, но всё-таки лазерами, более мощным турбодвигателем и гениальным, но своенравным навигационным компьютером. В фильме это не показано, но компьютер «Сокола», многие годы работавший на контрабандистов, нахватался от них словечек и щедро пересыпал свою речь отборными ругательствами, что неизменно повергало C-3PO в культурный шок. Зато этот кремниевый контрабандист мог рассчитать координаты гиперпрыжка так точно и так быстро, что ни один имперский корабль не мог угнаться за этой грузовой посудиной. Как именно функционировал «Сокол», не знал даже Хан Соло, поэтому большую часть своего свободного времени он проводил в попытках его настроить и отремонтировать. И, хотя «Звёздные войны» до сих пор остаются одним из ярких собраний инженерных и компьютерных достижений, главное «чудо техники» по-прежнему создавалось напильником, гаечным ключом, интуицией и трёхэтажным матом Хана Соло, звучавшем из ремонтного ангара в моменты особой близости пилота и его корабля. Собственно, дизайн «Тысячелетнего Сокола» тоже был результатом наития – Лукас увидел надкушенный кем-то из его сотрудников гамбургер. А вы говорите – дизайнерские команды, высшее художественное образование… Совсем не так делаются легендарные вещи.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.