Эволюция Борна | Рецензия

Новый «Борн» – без Дага Лаймана, без Пола Гринграсса, без Мэтта Дэймона. Но остался Тони Гилрой, главный сценарист на протяжении всей трилогии, сейчас получивший и режиссёрское кресло. Гилрой привлёк к четвёртой части борнианы своих родственников и Джереми Реннера. Стала ли от этого Борниана другой? Безусловно.

Фильм оставляет двойственные впечатления. Во-первых, попытка вписаться в историю «Ультиматума Борна» выглядит неуклюже – если тогда происходили такие важные события, почему мы об этом не знали? Во-вторых – важные ли? Я имею в виду не глобальность катастрофы – в «Армагеддоне» или «2012» размах был ещё тот, то фильмы получились проходные. В трёх фильмах «Борна» у главного героя была очень личная, но при этом очень важная цель – понять, кто он на самом деле. Вопросу «Кто я?» тысячи лет, у него сотни слоёв и бесконечное количество ответов. Этот вопрос задаётся каждым имеющим мозг человеком. Поэтому проблема Борна волнует и вызывает у зрителя сочувствие герою. У Аарона Кросса проблема одна – таблетки кончились. Действительно, историю с головными болями у участников проекта «Тредстоун» в предыдущих фильмах обозначили, но не раскрыли. В «Эволюции Борна» она становится главной сюжетной линией. Проблема эта, казалось бы, имеет единственное «героическое», волевое решение для Аарона Кросса – «взять и бросить». Но он ищет альтернативные методы, поскольку синие таблетки повышают уровень его интеллекта, а быть таким, каким его сделала природа – туповатым – не очень хочется. Аарон Кросс круто стреляет и дерётся, но он не демонстрирует таких гуманистических принципов, которые установил для себя Борн. Вопрос «ассасина» в конце третьего фильма : «Почему ты не выстрелил?» становится высочайшим пиком картины, моментом истины для Борна, и Борн в этой ситуации богоподобен. Аарон Кросс оставляет на зеркале пилюльки и пишет «Никогда больше», никогда он больше не будет глотать таблеток, потому что нашёл альтернативу – одноразовую инъекцию того же препарата.

С другой стороны, помимо Кросса, в фильме за мораль отвечают «отрицательные» герои – Марк Туссо, Эрза Крамер и Эрик Байер. Защитники родины, поставившие честь мундира выше человеческой жизни, что звучит дико для любого нормального человека, но является достоинством в глазах сослуживцев. Эта идея очень интересна, хотя и поднималась в Голливуде не раз, особенно по мотивам войны во Вьетнаме. Но она уже была подробно рассмотрена в третьей части «Борнианы» на примере столкновения двух офицеров – Памелы Дэнди и Ноа Возена. В «Эволюции» у сволочей с погонами нет альтернативы, нет диссидента в ведомстве, что выглядит не только односторонне, но и угнетающе.

Сценарии, которые Тони Гилрой написал для своего великолепного режиссёрского дебюта «Майкла Клейтона» или «Адвоката Дьявола» Тэйлора Хэкфорда, показали его знатоком сложных переплетений принципов и желаний, мастером диалогов. Атмосферу, созданную Гилроем в «Майкле Клейтоне», тяжело воссоздать даже выдающимся его коллегам. Но в «Эволюции Борна» талантливый сценарист выступил явно не на своём поле – тем более, что у него больше не было опоры в виде романа Роберта Падлэма. Перестрелки и драки не дотягивают до предыдущих частей. Погоня на мотоциклах оказалось невероятно затянутой. Кросс больше не делает неожиданных ходов, вроде взрывания цистерны бензина («Идентификация Борна»), традиционная борновская погоня по крышам вообщепотерялась, а самое яркое киношное качество Борна – умение прятаться и читать людей, продемонстрированное в прекрасной сцене «ведения репортёра» в третьем фильме, кажется, новому герою не свойственно.

Да, конечно, Кросс – не Борн. Но достоин ли он отдельной трилогии, достоин ли он «Наследия Борна»? Мне кажется, нет. Это не убожеский «Солт» или «Коломбиана», но неизбежные сравнения – не в пользу «Эволюции». В этом нет вины Гилроя или Реннера – они сделали всё, что могли. Просто не совпало.