Уолл-стрит. Деньги не спят | рецензия

Деньги не спят. В отличие от сценаристов

Что это: видеопособие по финансам для учащихся средних классов. Том 2.

На что похоже: на «Уолл-стрит» и «Мушкетёры. 20 лет спустя».

Зачем смотреть: Дуглас, Бролин и Маллиган – это интересно.

Оливер Стоун – выдающийся режиссёр. У него в активе много культовых, легендарных, и даже признаваемых «шедеврами» фильмов: «Взвод», «J. F. K.», «Дорз» и, конечно же, «Уолл-стрит» 1987 года. Но у фильмов Стоуна есть ещё одна особенность – он не «любит» выстроенные по классической драматургической схеме сюжеты. Я имею в виду священную корову драматургии «завязку-кульминацию-развязку». И я имею в виду обоснованность поступков персонажей, видимое развитие их характеров, логичность поступков. Стоун довольно часто не считает нужным рассказывать нам историю полностью, позволяя лишь «включаться» в происходящее в роли любопытного зеваки, мнение и вопросы которого героев фильма не волнует. У них своя жизнь – у нас своя. Спасибо, что дали подглядеть. Поэтому самая большая претензия к «Уолл-стрит 2. Деньги не спят» – сценарий. И не у меня одного.

Если раскладывать первый стоуновский сиквел на сцены «сами по себе» – они прекрасны. Майкл Дуглас талант не растерял и сумел собраться в один из самых сложных периодов своей жизни. Его Гордон Гекко – уже не тот завораживающий титан финансового мира, не драйзеровский Фрэнк Каупервуд в чикагский период, не великий Гетсби, а пожилой профессор, метаморфоза которого во второй половине фильма объясняется лишь его любовью к игре. Ни обладание властью или деньгами, ни внешний лоск и раболепие его уже не волнуют. Возможно, я могу в это поверить. Но я не могу объяснить его финальный катарсис, наступивший при созерцании видеозаписи УЗИ. Так дела не делаются, и люди так не ведут себя, мистер Стоун. Тем не менее, работу Дуглас проделал хорошую. Учитывая невесёлые известия о его здоровье, «Оскаровская» номинация будет очень кстати.

Хорош был и Джош Бролин, способность которого примерять совершенно разные личности потрясает. Он может быть разным, совершенно неузнаваемым и очень убедительным, кажется, в любых ипостасях. Циничный миллиардер XXI века Бреттон Джеймс стал замечательным собирательным образом. Он текуч и беспринципен, он может возвысить голос на собрании «царей земли», но ведёт себя, как услужливый менеджер с потенциальными инвесторами. Он любит прокатиться на спортивном мотоцикле и считает идиотизмом коллекционирование живописи – это всего лишь инвестиция. Гекко любил живопись, Гекко передвигался на лимузине и, самое главное, Гекко любил всё контролировать и выглядеть могущественным всегда и везде. Так же, как и все магнаты прошлого века. Джеймс другой. Принцип безликих корпораций, утаивания истинного контроля, принцип управления активами вместо владения ими – это принципы нового магната, Бреттона Джеймса. Правда, есть одно слабое место – всё же собственность есть собственность, и даже такой серьёзный человек, как Джеймс зависит от воли и желаний престарелого Джулса Штайнхардта (его играл вечно молодой Эли Уоллах).

Шайя ЛаБаф, которому доверили протагониста фильма, молодого брокера Джейка Мура, был под особо пристальным вниманием. У парня после «Трансформеров» и «На крючке» появилась возможность доказать, что он актёр. У Чарли Шина в своё время это получилось. Два раза. И оба со Стоуном. У ЛаБафа – нет. Я не могу сказать «вот, в этой сцене в лифте он слажал», нет. Но общее впечатление получилось среднее. ЛаБаф, кажется, не умел остановиться, всегда бежал, звонил, говорил. Нужно было плакать – плакал. Просил Стоун презрения – изображал презрение. Нужны были глаза Николаса Кейджа – пожалуйста. Но вот той прекрасной сцены в первом «Уолл-стрите», когда Бад Фокс выходит из здания после ссоры с Гекко, идёт по улице среди небоскрёбов и останавливается под чуждым этому пейзажу деревом, вот этой сцены раздумий и внутренней работы у ЛаБафа не было. Несимпатичный, однообразный, неинтересный герой.

А кого надо хвалить, так это Кэри Маллиган. Её Уинни показалась мне главным героем фильма, и проблемы дочери с отцом выглядели куда серьёзнее этих многомиллиардных конфликтов с нефтью и лазерным синтезом, да и вообще весь Кризис-2008 интересовал куда меньше, чем Уинни и её папа. Опять же, странный сценарий оставлял много вопросов «почему?», и те необъяснимые перемены в персонаже, которые происходят за кадром, а иногда и на экране – плохая основа для хорошей игры. Вы можете объяснить, почему девушка, ведущая «левый» сайт, пренебрежительно относящаяся к жажде денег, вдруг настолько сильно переживает потерю свалившихся на неё 100 миллионов, что (спойлер) выгоняет отца своего ребёнка (конец спойлера)? Скажете «ну, ё, это ж 100 миллионов!»? Не убеждает. Любила бы деньги – держалась бы за папу, за этот ходячий печатный станок, который извлекает миллионы из чужих карманов так же легко, как я – мелочь из своих. Но папу она ненавидит. И, кстати, эта сцена на ступеньках, дуэт Дугласа и Маллиган, сцена сыгранная настолько прекрасно, насколько это было вообще возможно, оставляет ещё одну тележку «почему?». И в этих неблагоприятных условиях работа Кэри выглядит ещё более мастерской. У кого бы ЛаБафу стоило поучиться вживанию в образ, так это у ровесницы.

И ещё одна важная составляющая фильма – финансы вообще и кризис в частности. Стоун использует в речи Гекко в университете до боли знакомую риторику о культе потребления, приведшем к самоубийственному кредитованию всего и вся, о раздутии цен на недвижимость, о «greed», которая уже не совсем «good», и главное – о спекуляции, как деятельности, подрывающей основы любой экономики. Потом этот тезис о разрушительности спекуляции повторяет и Джейк Мур, оправдывая свой интерес к энергетике, как к бизнесу, производящему блага, а не перепродающему их. Я не собираюсь спорить с этими прекрасными истинами и прошу вытатуировать их на загорелом теле каждого выпускника-финансиста или экономиста. Но я не совсем понимаю, зачем это в фильме об «Уолл-стрит»? Биржа, банк – это, собственно, и есть не-производящие блага институты, основанные на спекуляции. Если это – плохо и «так жить нельзя», то почему мы в конце фильма на примере Гекко ещё раз убеждаемся, что так жить можно и даже очень красиво жить? «Спекуляция – это плохо» в фильмах о спекулянтах, которые оказываются милыми, добрыми и богатыми людьми, выглядит, как еврейская свадьба в «Триумфе воли». Ничем другим, как заигрыванием с левоориентированной публикой, я это считать не могу. Так же, как и одержимость Мура альтернативной энергией. Почему бы ему не было заняться новыми строительными материалами? Или каким-нибудь фейсбуком? И этот «левый» сайт, который используется, как оружие в борьбе двух финансистов, и «это хорошо». Или я не понимаю американских левых и у них там всё с этим в порядке, или Стоун не ведает, что творит.

Последнее, но неминуемое – сравение с оригинальным «Уолл-стрит». Актёрский ансамбль в сиквеле богаче, оператор смелее, бюджет намного больше. Но подкачал подбор музыки. И сценарий в фильме 23-летней давности был куда стройнее и глубже, даже не смотря на вырезанные сцены. И, конечно, там был Чарли Шин – раздолбай, гуляка и лентяй, который мог прийти на съёмочную площадку и сделать хорошую работу. Трудоголику Шайе ЛаБефу это не удалось.

Вердикт: хорошая актёрская игра, изящная картинка, слабый сценарий. Сиквел, как всегда, оказался хуже.